May 22nd, 2008

Пресс-релиз доклада "Язык вражды и выборы: федеральный и региональный уровни

ПРЕСС-РЕЛИЗ

доклада "Язык вражды и выборы: федеральный и региональный уровни. По материалам мониторинга осени 2007 года"

22 мая 2008 года Информационо-аналитический центр «СОВА» представил доклад
Язык вражды и выборы: федеральный и региональный уровни.
По материалам мониторинга осени 2007 года.

Он является результатом очередного, уже седьмого по счету, исследования в рамках коалиционного проекта «Язык вражды в российских СМИ», существующего с 2001 года и посвященного проблеме этнорелигиозной интолерантности в российских масс-медиа.

Исследование проводилось с 1 сентября по 1 декабря 2007 года и было приурочено к кампании по выборам депутатов Государственной Думы пятого созыва. Одновременно проводилось аналогичное исследование в четырех российских регионах – Удмуртской Республике, Краснодарском крае, Пензенской и Саратовской областях.

Итоги мониторинга показали следующее.

Вопреки ожиданиям, количество проявлений формального языка вражды не возросло, а даже несколько сократилось по сравнению с предыдущим этапом. Однако связано это отнюдь не с ростом профессионализма или толерантности журналистов.

Главной причиной такого сокращения стало принципиальное видоизменение проявлений нетерпимости в СМИ. Язык вражды быстро мимикрирует, маскируясь под социальную риторику, он уходит на символический уровень, апеллируя к не названным напрямую этнорелигиозным стереотипам, укоренившимся в предыдущие годы. Нынешняя наша методика мониторинга по своим формальным ограничениям уже не может достаточно полно выявить общий уровень ксенофобии в масс-медиа. Поэтому отмеченные на данном этапе исследования показатели фиксируют лишь минимальную границу проявлений этнорелигиозной интолерантности.

Свою роль сыграли и жесткие условия парламентской предвыборной кампании, обусловленные специфической политической ситуацией в стране. Информационное пространство было крайне зарегулировано, и это отразилось на общей интенсивности информационного потока и, в частности, на интенсивности предвыборной агитации в СМИ и возможности высказываний для «несистемных» (в том числе и праворадикальных) активистов. Сыграли свою роль и абсолютное информационное доминирование «Единой России», и обоснованные опасения неправомерных антиэкстремистских преследований.

В результате искусственного (само)ограничения при явной неопределенности критериев дозволенного многие тенденции которые мы отмечали в предыдущие годы, на нынешнем этапе были нарушены. Количественно наиболее близким к нынешнему исследованию является 2005 год, однако этим и исчерпывается сходство – других совпадений мы не наблюдаем. Сохранились лишь самые общие черты языка вражды: безусловное доминирование кавказофобии, стремление к максимальному размыванию объекта вражды, отказ от прямой пропаганды в пользу завуалированных выражений неприязни. Ничего не меняется в усредненном журналистском отношении к нестандартным ситуациям: сначала мы видим обывательскую истерику, и лишь по прошествии времени агрессия уступает место анализу.

Многие показатели не сопоставимы ни с одним из результатов предыдущих исследований и находятся вне общей логики «ксенофобных предпочтений», отмеченных в предыдущие годы. Можно предположить, что по истечении избирательного цикла развитие языка вражды вернется к «стандарту» прошлых лет. И именно из-за подобной несопоставимости показателей трудно понять, является ли отмеченная в исследовании близость некоторых количественных показателей двух предвыборных лет (2003 и 2007 годов) закономерной для избирательных кампаний или же это просто совпадения.

К сожалению, приходится констатировать, что журналистское сообщество (по крайней мере, федеральных СМИ) абсолютно нечувствительно к экспертным советам в отношении тех или иных проблем, реагируя лишь на прямую угрозу законодательного цензурирования тех или иных сфер, как это произошло с проблемой указания этничности в криминальной хронике. Очевидно, что лишь прямая угроза цензуры заставила некоторые издания пересмотреть свою позицию в этом отношении. Одновременно в ряде изданий проявилась и сознательное подыгрывание  воображаемому или реальному ксенофобному запросу аудитории.

Как и в прошлые годы, мы наблюдаем, что пропагандистские кампании, направленные против государств – внешнеполитических оппонентов России, не могут удержаться в рамках политической риторики и выливаются в кампании «этнические». Ранее мы видели это на примерах антигрузинской и антиэстонской кампаний, на нынешнем же этапе это отчетливо заметно на примере языка вражды в адрес «западных европейцев».

При этом сами участники избирательного процесса, как и ранее, предпочитают не использовать язык вражды при агитации – уровень предвыборного языка вражды почти неотличим от аналогичного показателя четырехлетней давности. Вернее, кандидаты предпочитают не использовать его именно в СМИ. В тех же случаях, когда это происходит, апелляция идет не к конкретным объектам вражды - они же могут быть потенциальными избирателями, - а к псевдосоциальным («мигрантам») или заведомо избирателями не являющимся («западные европейцы»). Очевидно присутствуют и региональная специфика, и ориентация на различные целевые группы, на которые направлен тот или иной рекламный материал (один и тот же материал может быть выпущен в более, менее, или вовсе не ксенофобной редакции).

Довольно четко прослеживается политическая ангажированность по отношению к некорректным этнорелигиозным высказываниям разных участников избирательного процесса: наиболее одобряемой является, как этого и следовало ожидать, интолератность «Единой России».

Отметим и практически полное отсутствие языка вражды в региональных СМИ, попавших в мониторинг, за исключением Краснодарского края. Там общая ситуация с языком вражды на протяжении периода с 2001 по 2008 год практически не изменилась. Черты интолерантности, проявляющиеся в краснодарских СМИ, позволяют с достаточной степенью уверенности говорить, что язык вражды там либо прямо инспирируется краевыми властями, либо продуцируется с их негласного одобрения. Впрочем, то же самое, хотя и более осторожно, можно сказать в отношении саратовских СМИ, где отношение к проявлениям языка вражды прямо увязано с позицией издания по отношению к «Единой России».

Новой, но, очевидно перспективной чертой нынешнего предвыборного мониторинга стало развитие на страницах СМИ практики диффамации политических оппонентов при помощи антифашистской риторики. Появившись в 2005 году в прокремлевских молодежных движениях и развиваясь в устах политиков и государственных деятелей, эта практика постепенно перекочевала и в чисто журналистские публикации. Одновременно была отмечена и другая, прямо противоположная практика диффамации политических оппонентов: при опоре на серьезно развитую в обществе и достаточно стабильную в СМИ мигрантофобию для очернения противника используются обвинения в использовании «криминальных нелегальных мигрантов».

Все это показывает, что язык вражды не просто продолжает оставаться одной из профессиональных проблем российских медиа. Он встраивается в систему пропаганды и становится деятельным и политически ангажированным участником политического процесса, не просто поддерживая, но и легитимируя и без того высокий уровень ксенофобии в российском обществе.

Религия в светском обществе

НОВЫЕ СОБЫТИЯ:

В Казани прошел ряд обысков в медресе "1000-летия ислама" и в квартирах мусульман - http://religion.sova-center.ru/events/13B74CE/14C8529/B1CF8B2

В нескольких мусульманских организациях Мордовии в ходе прокурорских проверок была обнаружена экстремистская литература - http://religion.sova-center.ru/events/13B74CE/14C8529/B1D134B

Конфликт между православной общиной и городскими властями в Краснодаре - http://religion.sova-center.ru/events/13B748E/427E3D0/B1D3CDF

Активисты движения "Наши" собираются преподавать ОПК - http://religion.sova-center.ru/events/13B7455/13DF6DE/B1D515F

В Ростовской области Министерство образования договорилось с местной епархией о введении ОПК во всех школах региона - http://religion.sova-center.ru/events/13B7455/13DF6DE/B1D3153